Время приключений
Добро пожаловать!!!
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Время приключений > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — понедельник, 17 декабря 2018 г.
О том, как выбросить дофамин в пустоту Jеfferson 17:21:28
Субботней ночью я снова почувствовал ту разницу в ощущениях между нашим восприятием одних и тех же ситуаций, когда её смех звучал громче, чем школьный звонок, а я меж тем делал вид, что улыбаюсь, в душе понимал, что в этот момент может быть смешным и радостным, понимал, но не мог воспроизвести радость.
Сколько раз я воспроизводил эту радость? Ради чего? Это было глупо, потому что даже такое лживое воспроизведение чувств требует твоего дофамина.

И тут я придумал окуенный сюжет про будущее, где у всех выжжен дофамин компьютерными играми, жором, порно, наркоманией, алкоголем, никотином и бесполезными фантазиями о лучшей жизни.
Среди таких мертвых дофамином людей есть те, у кого ещё остались запасы истинного счастья. Что-то вроде чистого добра в повязшем грязью и апатией мире и донорство в форме самопожертвования своим дофамином как способ оправдать веры в высшие идеи.

Я пытаюсь понять, как сохранить дофамин?
Специально избегать радость? Избегать радость, чтобы испытывать радость. В чем тогда смысл, если не в радости? Если постоянная радость выжигает радость, а промежутки между счастьем - дофаминовые петли. Получается, в обычном существовании, во взаимодействии с миром КАК БУДТО БЫ НИЧЕГО И ВОВСЕ НЕ БЫВАЛО: НИ ТЕХ ИСТОРИЙ, НИ ТЕХ СЛЕЗ ЛЮДЕЙ, НИ ЛЮБВИ, НИ ПРЕДАТЕЛЬСТВА. Это просто былои оно ничего не значит.
Почему мне тогда так неприятно от этой мысли?
Откуда тогда взялась та вера, которая сейчас разбилась о то бессмысленное взаимодействие?
Не уже ли наши приключения бессмысленны на самом деле? Все чувства? Это просто случилось с нами, будто пошёл снег на улице и ничего необычного, это случается, а мы просто совершили химическую реакцию, когда рассказывали о том, как было круто? Беспощадно выкинули дофамин в пустоту и пошли дальше.

Не уже ли все пустое?

­­
Джером Сэлинджер "И эти губы, и глаза зеленые" чигур в сообществе Moramo 04:47:07

Homo Agens

Когда зазвонил телефон, седовласый мужчина не без уважительности спросил молодую женщину, снять ли трубку — может быть, ей это будет неприятно? Она повернулась к нему и слушала словно издалека, крепко зажмурив один глаз от света; другой глаз оставался в тени — широко раскрытый, но отнюдь не наивный и уж до того темно-голубой, что казался фиолетовым. Седовласый просил поторопиться с ответом, и женщина приподнялась — неспешно, только-только что не равнодушно — и оперлась на правый локоть. Левой рукой отвела волосы со лба.

— О господи, — сказала она. — Не знаю. А по-твоему как быть?

Седовласый ответил, что, по его мнению, снять ли трубку, нет ли, один черт, пальцы левой руки протиснулись над локтем, на который опиралась женщина, между ее теплой рукой и боком, поползли выше. Правой рукой он потянулся к телефону. Чтобы снять трубку наверняка, а не искать на ощупь, надо было приподняться, и затылком он задел край абажура. В эту минуту его седые, почти совсем белые волосы были освещены особенно выгодно, хотя, может быть, и чересчур ярко. Они слегка растрепались, но видно было, что их недавно подстригли — вернее, подровняли. На висках и на шее они, как полагается, были короткие, вообще же гораздо длиннее, чем принято, пожалуй даже, на «аристократический»­ манер.

— Да? — звучным голосом сказал он в трубку.

Молодая женщина, по-прежнему опершись на локоть, следила за ним. В ее широко раскрытых глазах не отражалось ни тревоги, ни раздумья, только и видно было, какие они большие и темно-голубые.

В трубке раздался мужской голос — безжизненный и в то же время странно напористый, почти до неприличия взбудораженный:

— Ли? Я тебя разбудил?

Седовласый бросил быстрый взгляд влево, на молодую женщину.

— Кто это? — спросил он. — Ты, Артур?
Подробнее…
— Да, я. Я тебя разбудил?

— Нет-нет. Я лежу и читаю. Что-нибудь случилось?

— Правда я тебя не разбудил? Честное слово?

— Да нет же, — сказал седовласый. — Вообще говоря, я уже привык спать каких-нибудь четыре часа…

— Я вот почему звоню, Ли: ты случайно не видал, когда уехала Джоана? Ты случайно не видал, она не с Эленбогенами уехала?

Седовласый опять поглядел влево, но на этот раз не на женщину, которая теперь следила за ним, точно молодой голубоглазый ирландец-полицейский, а выше, поверх ее головы.

— Нет, Артур, не видал, — сказал он, глядя в дальний неосвещенный угол комнаты, туда, где стена сходилась с потолком. — А разве она не с тобой уехала?

— Нет, черт возьми. Нет. Значит, ты не видал, как она уехала?

— Да нет, по правде говоря, не заметил. Понимаешь, Артур, по правде говоря, я вообще сегодня за весь вечер ни черта не видел. Не успел я переступить порог, как в меня намертво вцепился этот болван-то ли француз, то ли австриец, черт его разберет. Все эти паршивые иностранцы только и ждут, как бы вытянуть из юриста даровой совет. А что? Что случилось? Джоанна потерялась?

— О черт. Кто ее знает. Я не знаю. Ты же знаешь, какова она, когда налакается и ей не сидится на месте. Ничего я не знаю. Может быть, она просто…

— А Эленбогенам ты звонил? — спросил седовласый.

— Звонил. Они еще не вернулись. Ничего я не знаю. Черт, я даже не уверен, что она уехала с ними. Знаю только одно. Только одно, черт подери. Не стану я больше ломать себе голову. Хватит с меня. На этот раз я твердо решил. С меня хватит. Пять лет. Черт подери.

— Послушай, Артур, не надо так волноваться, — сказал седовласый. — Во-первых, насколько я знаю Эленбогенов, они наверняка взяли такси, прихватили Джоанну и махнули на часок-другой в Гринвич-Вилледж. Скорее всего, они все трое сейчас ввалятся…

— У меня такое чувство, что она развлекается там на кухне с каким-нибудь сукиным сыном. Такое у меня чувство. Она, когда налакается, всегда бежит на кухню и вешается на шею какому-нибудь сукиному сыну. Хватит с меня. Клянусь богом, на этот раз я твердо решил. Пять лет, черт меня…

— Ты откуда звонишь? — спросил седовласый. — Из дому?

— Вот-вот. Из дому. Мой дом, мой милый дом. О черт.

— Слушай, не надо так волноваться… Ты что… ты пьян, что ли?

— Не знаю. Почем я знаю, будь оно все проклято.

— Ну погоди, ты вот что. Ты успокойся. Ты только успокойся, — сказал седовласый. — Господи, ты же знаешь Эленбогенов. Скорей всего, они просто опоздали на последний поезд. Скорей всего, они с Джоанной в любую минуту ввалятся к тебе с пьяными шуточками и…

— Они поехали домой.

— Откуда ты знаешь?

— От девицы, на которую они оставили детей. Мы с ней вели весьма приятную светскую беседу. Мы с ней закадычные друзья, черт подери. Нас водой не разольешь.

— Ну, ладно. Ладно. Что из этого? Может, ты все-таки возьмешь себя в руки и успокоишься? — сказал седовласый. — Наверно, они все прискачут с минуты на минуту. Можешь мне поверить. Ты же знаешь Леону. Уж не знаю, что это за чертовщина, но, когда они попадают в Нью-Йорк, всех их сразу одолевает это самое коннектикутское веселье, будь оно неладно. Ты же сам знаешь.

— Да, да. Знаю. Знаю. А, ничего я не знаю.

— Ну, конечно, знаешь. Попробуй представить себе, как было дело. Эти двое, наверно, просто силком затащили Джоанну…

— Слушай. Ее сроду никому никуда не приходилось тащить силком. И не втирай мне очки, что ее кто-то там затащил.

— Никто тебе очки не втирает, — спокойно сказал седовласый.

— Знаю, знаю! Извини. О черт, я с ума схожу. Нет, я правда тебя не разбудил? Честное слово?

— Если б разбудил, я бы так и сказал, — ответил седовласый. Он рассеянно выпустил руку женщины. — Вот что, Артур. Может, послушаешься моего совета? — Свободной рукой он взялся за провод под самой трубкой. — Я тебе серьезно говорю. Хочешь выслушать дельный совет?

— Д-да. Не знаю. А, черт, я тебе спать не даю. И почему я просто не перережу себе…

— Послушай меня, — сказал седовласый. — Первым делом, это я тебе серьезно говорю, ложись в постель и отдохни. Опрокинь стаканчик чего-нибудь покрепче на сон грядущий, укройся…

— Стаканчик? Ты что, шутишь? Да я, черт подери, за последние два часа, наверно, больше литра вылакал. Стаканчик! Я уже до того допился, что сил нет…

— Ну ладно, ладно. Тогда ложись в постель, — сказал седовласый. — И отдохни, слышишь? Подумай, ну что толку вот так сидеть и мучиться?

— Да, да, понимаю. Я бы и не волновался, ей-богу, но ведь ей нельзя доверять! Вот клянусь тебе. Клянусь, ей ни на волос нельзя доверять. Только отвернешься, и… А-а, что говорить… Проклятье, я с ума схожу.

— Ладно. Не думай об этом. Не думай. Может ты сделать мне такое одолжение? — сказал седовласый. — Попробуй-ка выкинуть все это из головы. Похоже, ты… честное слово, по-моему, ты делаешь из мухи…

— А знаешь, чем я занимаюсь? Знаешь, чем я занимаюсь?! Мне очень совестно, но сказать тебе, чем я, черт подери, занимаюсь каждый вечер, когда прихожу домой? Сказать?

— Артур, послушай, все это не…

— Нет, погоди. Вот я тебе сейчас скажу, будь оно все проклято. Мне просто приходится держать себя за шиворот, чтоб не заглянуть в каждый стенной шкаф, сколько их есть в квартире — клянусь! Каждый вечер, когда я прихожу домой, я так и жду, что по углам прячется целая орава сукиных сынов. Какие-нибудь лифтеры! Рассыльные! Полицейские!..

— Ну, ладно. Ладно, Артур. Попробуй немного успокоиться, — сказал седовласый. Он бросил быстрый взгляд направо: там на краю пепельницы лежала сигарета, которую закурили раньше, до телефонного звонка. Впрочем, она уже погасла, и он не соблазнился ею. — Прежде всего, — продолжал он в трубку, — я тебе сто раз говорил, Артур: вот тут-то ты и совершаешь самую большую ошибку. Ты понимаешь, что делаешь? Сказать тебе? Ты как нарочно — я серьезно говорю, — ты просто как нарочно себя растравляешь. В сущности, ты сам внушаешь Джоанне… — Он оборвал себя на полуслове. — Твое счастье, что она молодец девочка. Серьезно тебе говорю. А по-твоему, у нее так мало вкуса, да и ума, если уж на то пошло…

— Ума! Да ты шутишь? Какой там у нее, к черту, ум! Она просто животное!

Седовласый раздул ноздри, словно ему вдруг не хватило воздуха.

— Все мы животные, — сказал он. — По самой сути все мы — животные.

— Черта с два. Никакое я не животное. Я, может быть, болван, бестолочь, гнусное порождение двадцатого века, но я не животное. Ты мне этого не говори. Я не животное.

— Послушай, Артур. Так мы ни до чего не…

— Ума захотел. Господи, знал бы ты, до чего это смешно. Она-то воображает, будто она ужасная интеллектуалка. Вот где смех, вот где комедия. Читает в газете театральные новости и смотрит телевизор, покуда глаза на лоб не полезут, значит, интеллектуалка. Знаешь, кто у меня жена? Нет, ты хочешь знать, кто такая моя жена? Величайшая артистка, писательница, психоаналитик и вообще величайший гений во всем Нью-Йорке, только еще не проявившийся, не открытый и не признанный. А ты и не знал? О черт, до чего смешно, прямо охота перерезать себе глотку. Мадам Бовари, вольнослушательница курсов при Колумбийском университете. Мадам…

— Кто? — досадливо переспросил седовласый.

— Мадам Бовари, слушательница лекций на тему «Что нам дает телевидение». Господи, знал бы ты…

— Ну ладно, ладно. Не стоит толочь воду в ступе, — сказал седовласый. Повернулся и, поднеся два пальца к губам, сделал женщине знак, что хочет закурить. — Прежде всего, — сказал он в трубку, — черт тебя разберет, умный ты человек, а такта ни на грош. — Он приподнялся, чтобы женщина могла за его спиной дотянуться до сигарет. — Серьезно тебе говорю. Это сказывается и на твоей личной жизни, и на твоей…

— Ума захотел! Фу, помереть можно! Боже милостивый! А ты хоть раз слыхал, как она про кого-нибудь рассказывает, про какого-нибудь мужчину? Вот выпадет у тебя минутка свободная, сделай одолжение, попроси, чтобы она тебе описала кого-нибудь из своих знаковых. Про каждого мужчину, который попадается ей на глаза, она говорит одно и то же: «Ужасно симпатичный». Пусть он будет распоследний, жирный, безмозглый, старый…

— Хватит, Артур, — резко перебил седовласый. — Все это ни к чему. Совершенно ни к чему. — Он взял у женщины зажженную сигарету. Она тоже закурила. — Да, кстати, — сказал он, выпуская дым из ноздрей, — а как твои сегодняшние успехи?

— Что?

— Как твои сегодняшние успехи? Выиграл дело?

— Фу, черт! Не знаю. Скверно. Я уже собирался начать заключительную речь, и вдруг этот Лисберг, адвокат истца, вытащил откуда-то дуру горничную с целой кучей простынь в качестве вещественного доказательства, а простыни все в пятнах от клопов. Брр!

— И чем же кончилось? Ты проиграл? — спросил седовласый и опять глубоко затянулся.

— А ты знаешь, кто сегодня судил? Эта старая баба Витторио. Черт его разберет, почему у него против меня зуб. Я и слова сказать не успел, а он уже на меня накинулся. С таким не сговоришь, никаких доводов не слушает.

Седовласый повернул голову и посмотрел, что делает женщина. Она взяла со столика пепельницу и поставила между ними.

— Так ты проиграл, что ли? — спросил он в трубку.

— Что?

— Я спрашиваю, дело ты проиграл?

— Ну да. Я еще на вечере хотел тебе рассказать. Только не успел в этой суматохе. Как по-твоему, шеф полезет на стену? Мне-то плевать, но все-таки как по-твоему? Очень он взбесится?

Левой рукой седовласый стряхнул пепел на край пепельницы.

— Не думаю, что шеф непременно полезет на стену, Артур, — сказал он спокойно. — Но, уж надо полагать, и не обрадуется. Знаешь, сколько времени мы заправляем этими тремя паршивыми гостиницами? Еще папаша нашего Шенли основал…

— Знаю, знаю. Сынок мне рассказывал уже раз пятьдесят, не меньше. Отродясь не слыхивал ничего увлекательнее. Так вот, я проиграл это треклятое дело. Во-первых, я не виноват. Чертов псих Витторио с самого начала травил меня, как зайца. Потом безмозглая дура горничная вытащила эти простыни с клопами…

— Никто тебя не винит, Артур, — сказал седовласый. — Ты хотел знать мое мнение — очень ли обозлится шеф. Вот я и сказал тебе откровенно…

— Да знаю я, знаю… Ничего я не знаю. Кой-черт! В крайнем случае могу опять податься в военные. Я тебе говорил?

Седовласый опять повернулся к женщине — может быть, хотел показать, как терпеливо, даже стоически он все это выслушивает. Но она не увидела его лица. Она нечаянно опрокинула коленом пепельницу и теперь поспешно собирала пепел в кучку; она подняла глаза секундой позже, чем следовало.

— Нет, Артур, ты мне об этом не говорил, — сказал седовласый в трубку.

— Ну да. Могу вернуться в армию. Еще сам не знаю. Понятно, я вовсе этого не жажду и не пойду на это, если сумею выкрутиться по-другому. Но, может быть, все-таки придется. Не знаю. По крайней мере, можно будет забыть обо всем на свете. Если мне опять дадут тропический шлем, и большущий письменный стол, и хорошую сетку от москитов, может быть, это будет не так уж…

— Вот что, друг, хотел бы я вправить тебе мозги, — сказал седовласый. — Очень бы я этого хотел. Ты до черта… Ты ведь вроде неглупый малый, а несешь какой-то младенческий вздор. Я тебе это от души говорю. Из пустяка раздуваешь невесть что…

— Мне надо от нее уйти. Понятно? Еще прошлым летом надо было все кончить, тогда был такой разговор — ты это знаешь? А знаешь, почему я с нею не порвал? Сказать тебе?

— Артур. Ради всего святого. Этот наш разговор совершенно ни к чему.

— Нет, погоди. Ты слушай. Сказать тебе, почему я с ней не порвал? Так вот, слушай. Потому что мне жалко ее стало. Чистую правду тебе говорю. Мне стало ее жалко.

— Ну, не знаю. То есть, я хочу сказать, тут не мне судить, — сказал седовласый. — Только, мне кажется, ты забываешь одно: ведь Джоанна взрослая женщина. Я, конечно, не знаю, но мне кажется…

— Взрослая женщина! Да ты спятил! Она взрослый ребенок, вот она кто! Послушай, вот я бреюсь — нет, ты только послушай, — бреюсь, и вдруг здрасьте, она зовет меня через всю квартиру. Я недобрит, морда вся в мыле, иду смотреть, что у нее там стряслось. И знаешь, зачем она меня звала? Хотела спросить, как по-моему, умная она или нет. Вот честное слово! Говорю тебе, она жалкое существо. Сколько раз я смотрел на нее спящую, и я знаю, что говорю. Можешь мне поверить.

— Ну, тебе виднее… я хочу сказать, тут не мне судить, — сказал седовласый. — Черт подери, вся беда в том, что ты ничего не делаешь, чтобы исправить…

— Мы не пара, вот и все. Коротко и ясно. Мы совершенно друг другу не подходим. Знаешь, что ей нужно? Ей нужен какой-нибудь здоровенный сукин сын, который вообще не станет с ней разговаривать, — вот такой нет-нет да и даст ей жару, доведет до полнейшего бесчувствия — и пойдет преспокойно дочитывать газету. Вот что ей нужно. Слаб я для нее, по всем статьям слаб. Я знал, еще когда мы только поженились, клянусь богом, знал. Вот ты хитрый черт, ты так и не женился, но понимаешь, перед тем как люди женятся, у них иногда бывает вроде озарения: вот, мол, какая будет моя семейная жизнь. А я от этого отмахнулся. Отмахнулся от всяких озарений и предчувствий, черт дери. Я слабый человек. Вот тебе и все.

— Ты не слабый. Только надо шевелить мозгами, — сказал седовласый и взял у молодой женщины зажженную сигарету.

— Конечно, я слабый! Конечно, слабый! А, дьявольщина, я сам знаю, слабый я или нет! Не будь я слабый человек, неужели, по-твоему, я бы допустил, чтобы все так… А-а, что об этом говорить! Конечно, я слаб… Господи боже, я тебе всю ночь спать не даю. И какого дьявола ты не повесишь трубку? Я серьезно говорю. Повесь трубку, и все.

— Я вовсе не собираюсь вешать трубку, Артур. Я хотел бы тебе помочь, если это в человеческих силах, — сказала седовласый. — Право же, ты сам себе худший…

— Она меня не уважает. Господи боже, да она меня и не любит. А в сущности, в самом последнем счете и я тоже больше ее не люблю. Не знаю. И люблю, и не люблю. Всяко бывает. То так, то эдак. О черт! Каждый раз, как я твердо решаю положить этому конец, вдруг почему-то оказывается, что мы приглашены куда-то на обед, и я должен где-то ее встретить, и она является в белых перчатках, или еще в чем-нибудь таком… Не знаю. Или я начинаю вспоминать, как мы с ней в первый раз поехали в Нью-Хейвен на матч принстонцев с йельцами. И только выехали, спустила шина, а холод был собачий, и она светила мне фонариком, пока я накачивал эту треклятую шину… ты понимаешь, что я хочу сказать. Не знаю. Или вспомнится… черт, даже неловко… вспомнятся дурацкие стихи, которые я ей написал, когда у нас только-только все начиналось. «Чуть розовеющая и лилейная, и эти губы, и глаза зеленые…» Черт, даже неловко… Эти строчки всегда напоминали мне о ней. Глаза у нее не зеленые… у нее глаза как эти проклятые морские раковины, чтоб им… но все равно, мне вспоминается… не знаю. Что толку говорить? Я с ума схожу. И почему ты не повесишь трубку? Серьезно…

— Я совсем не собираюсь вешать трубку, Артур. Тут только одно…

— Как-то она купила мне костюм. На свои деньги. Я тебе не рассказывал?

— Нет, я…

— Вот так взяла и пошла к Триплеру, что ли, и купила мне костюм. Сама, без меня. О черт, я что хочу сказать, есть в ней что-то хорошее. И вот забавно, костюм пришелся почти впору. Надо было только чуть сузить в бедрах… брюки… да подкоротить. Черт, я хочу сказать, есть в ней что-то хорошее…

Седовласый послушал еще минуту. Потом резко обернулся к женщине. Он лишь мельком взглянул не нее, но она сразу поняла, что происходит на другом конце провода.

— Ну-ну, Артур. Послушай, этим ведь не поможешь, — сказал он в трубку. — Этим не поможешь. Серьезно. Ну, послушай. От души тебе говорю. Будь умницей, разденься и ложись в постель, ладно? И отдохни. Джоанна скорей всего через минуту явится. Ты же не хочешь, чтобы она застала тебя в таком виде, верно? И вместе с ней скорей всего ввалятся эти черти Эленбогены. Ты же не хочешь, чтобы вся эта шатия застала тебя в таком виде, верно? — Он помолчал, вслушиваясь. — Артур! Ты меня слышишь?

— О господи, я тебе всю ночь спать не даю. Что бы я ни делал, я…

— Ты мне вовсе не мешаешь, — сказал седовласый. — И нечего об этом думать. Я же тебе сказал, я теперь сплю часа четыре в сутки. Но я бы очень хотел тебе помочь, дружище, если только это в человеческих силах. — Он помолчал. — Артур! Ты слушаешь?

— Ага. Слушай. Вот что. Все равно я тебе спать не даю. Можно я зайду к тебе и выпью стаканчик? Ты не против?

Седовласый выпрямился и свободной рукой взялся за голову.

— Прямо сейчас? — спросил он.

— Ну да. То есть если ты не против. Я только на минутку. Просто мне хочется пойти куда-то и сесть, и… не знаю. Можно?

— Да, отчего же. Но только, Артур, я думаю, не стоит, — сказал седовласый и опустил руку.-То есть я буду очень рад, если ты придешь, но, уверяю тебя, сейчас ты должен взять себя в руки, и успокоиться, и дождаться Джоанну. Уверяю тебя. Когда она прискачет домой, ты должен быть на месте и ждать ее. Разве я не прав?

— Д-да. Не знаю. Честное слово, не знаю.

— Зато я знаю, можешь мне поверить, — сказал седовласый. — Слушай, почему бы тебе сейчас не лечь в постель и не отдохнуть, а потом, если хочешь, позвони мне опять. То есть если тебе захочется поговорить. И не волнуйся ты! Это самое главное. Слышишь? Ну как, согласен?

— Ладно.

Седовласый еще минуту прислушивался, потом опустил трубку на рычаг.

— Что он сказал? — тотчас спросила женщина.

Седовласый взял с пепельницы сигарету — выбрал среди окурков выкуренную наполовину. Затянулся, потом сказал:

— Он хотел прийти сюда и выпить.

— О боже! А ты что?

— Ты же слышала, — сказал седовласый, глядя на женщину. — Ты сама слышала. Разве ты не слыхала, что я ему говорил? — Он смял сигарету.

— Ты был изумителен. Просто великолепен, — сказала женщина, не сводя с него глаз. — Боже мой, я чувствую себя ужасной дрянью.

— Да-а, — сказал седовласый. — Положение не из легких. Уж не знаю, насколько я был великолепен.

— Нет-нет. Ты был изумителен, — сказала женщина. — А на меня такая слабость нашла. Просто ужасная слабость. Посмотри на меня.

Седовласый посмотрел.

— Да, действительно, положение невозможное, — сказал он.-То есть все это настолько неправдоподобно…

— Прости, милый, одну минутку, — поспешно сказала женщина и перегнулась к нему. — Мне показалось, ты горишь! — Быстрыми, легкими движениями она что-то смахнула с его руки. — Нет, ничего. Просто пепел. Но ты был великолепен. Боже мой, я чувствую себя настоящей дрянью.

— Да, положение тяжелое. Он, видно в скверном…

Зазвонил телефон.

— А черт! — выругался седовласый, но тотчас снял трубку. — Да?

— Ли? Я тебя разбудил?

— Нет, нет.

— Слушай, я подумал, что тебе будет интересно. Сию минуту ввалилась Джоанна.

— Что? — переспросил седовласый и левой рукой заслонил глаза, хотя лампа светила не в лицо ему, а в затылок.

— Ага. Вот только что ввалилась. Прошло, наверно, секунд десять, как мы с тобой кончили разговаривать. Вот я и решил тебе позвонить, пока она в уборной. Слушай, Ли, огромное тебе спасибо. Я серьезно — ты знаешь, о чем я говорю. Я тебя не разбудил, нет?

— Нет, нет. Я как раз… нет, нет, — сказал седовласый, все еще заслоняя глаза рукой, и откашлялся.

— Ну вот. Получилось, видно, так: Леона здорово напилась и закатила истерику, и Боб упросил Джоанну поехать с ними еще куда-нибудь выпить, пока все не утрясется. Я-то не знаю. Тебе лучше знать. Все очень сложно. Ну и вот, она уже дома. Какая-то мышиная возня. Честное слово, это все подлый Нью-Йорк. Я вот что думаю: если все наладится, может, мы снимем домик где-нибудь в Коннектикуте. Не обязательно забираться уж очень далеко, но куда-нибудь, где можно жить по-людски, черт возьми. Понимаешь, у нее страсть — цветы, кусты и всякое такое. Если бы ей свой садик и все такое, она, верно, с ума сойдет от радости. Понимаешь? Ведь в Нью-Йорке все наши знакомые — кроме тебя, конечно, — просто психи, понимаешь? От этого и нормальный человек рано или поздно поневоле спятит. Ты меня понимаешь?

Седовласый все не отвечал. Глаза его за щитком ладони были закрыты.

— Словом, я хочу сегодня с нею об этом поговорить. Или, может быть, завтра утром. Она все еще немножко не в себе. Понимаешь, в сущности, она ужасно славная девочка, и если нам все-таки еще можно хоть как-то все наладить, глупо будет не попробовать. Да, кстати, я заодно попытаюсь уладить эту гнусную историю с клопами. Я уж кое-что надумал. Ли, как по-твоему, если мне прямо пойти к шефу и поговорить, могу я…

— Извини, Артур, если ты не против, я бы…

— Ты только не думай, я не потому тебе звоню, что беспокоюсь из-за моей дурацкой службы или что-нибудь в этом роде. Ничего подобного. В сущности, меня это мало трогает, черт подери. Просто я подумал, если бы удалось не слишком лезть вон из кожи и все-таки успокоить шефа, так дурак я буду…

— Послушай, Артур, — прервал седовласый, отнимая руку от лица, — у меня вдруг зверски разболелась голова. Черт ее знает, с чего это. Ты извинишь, если мы сейчас кончим? Потолкуем утром, ладно? — Он слушал еще минуту, потом положил трубку.

Женщина тотчас начала что-то говорить, но он не ответил. Взял с пепельницы не докуренную ею сигарету и поднес было к губам, но уронил. Женщина хотела помочь ему отыскать сигарету — еще прожжет что-нибудь, — но он сказал, чтобы она, ради всего святого, сидела смирно, — и она убрала руку.


скачать здесь http://smartfiction­.ru/prose/pretty-mou­th-and-green-my-eyes­/
и читать лучше тоже там

Категории: Литература, Дж. Сэлинджер
Позавчера — воскресенье, 16 декабря 2018 г.
Наоко Такеучи. Pretty Guardian Sailor Moon скорбящий 20:13:29

Очень приятное издание. Брать в руки - одно удовольствие, правда. Есть несколько страниц в цвете; особенно порадовала раскрашенная первая самой манги (да?).
Оказалось, аниме достаточно отличается от, так сказать, "первоисточника". Манга не такая весёлая, да и вообще у Сейлор Мун жизнь была не настолько богата на приключения (в аниме Усаги действовала одна где-то серий 7, в то время как в манге всего одну). Такседо Маск не пулялся бронебойными розами, то есть был ещё бесполезней, чем на экране. Да вообще отличий достаточно, поэтому читать можно, даже хорошо помня аниме - интересно будет.

­­


Категории: Книга
пятница, 14 декабря 2018 г.
спасибо за сегодняшний день kurs rockstar 19:17:51
сегодня посмотрел фильм про джо кокера, он такой молодец. теперь буду каждый день смотреть фильмы док или худ. ещё играть в шахматы, писать больше в дневник, чтобы развивать логику. это сейчас очень необходимо, сегодня писал песню, так приятно, что получается, спасибо за это, я так благодарен, все постепенно делается. даже не верится.
сегодня даже успел позаниматься по учебе, посмотрел магистерскую. завтра посмотрю документалку про элвиса пресли :D­D
ещё завтра поиграю в шахматы некоторое время, почитаю, поучу теорию. столько всего переосмыслил сегодня. жизнь такая непредсказуемая. столько всего. конечно во мне тоже много наивности, с другой стороны, куда без этого. если будешь на все закрывать глаза, будет очень скучно и невыносимо. необходима золотая середина, я её ищу.
спасибо за все. сегодня много чего изменилось. завтра будут новые изменения, все будет иначе, я стану другим человеком навсегда. я уеду отсюда

Музыка дилэй - где я там и ты, the pretty reckless - just tonight
Настроение: супир
Хочется: отдыхать)
Категории: Музыка, Джо кокер, Поп, Синт, Рок, Курс, Алексанрд Курс, Kurs, Alex kurs
четверг, 13 декабря 2018 г.
~ 4088 ~ firе wаlk with mе в сообществе LAGUNA 01:54:58

ade due damball­a

­­

Подробнее…А КТО ТУТ У НАС ТУТ СТАЛ НА ГОДИК СТАРШЕ??
­­
мой сладенький котик, поздравляю тебя с днем рождения, НАКОНЕЦ ТО ОН НАСТАЛ БОЖЕЧКИ, проведи его хорошо, получи море положительных эмоций и осуществи все свои желания.
это твой день и сегодня тебе можно все <3
хочу пожелать тебе найти таких друзей, с которыми ты сможешь чаще показывать свою светлую и нежную сторону, как бы остервенело ты от нее не отнекивалась, да хд
я знаю что она есть, и она прекрасна, и я жду не дождусь нашей встречи чтобы вбить тебе в голову что ты милое солнышко, а не злюка.
так же желаю тебе СЧАСТЬЯ ЗДОРОВЬЯ УДАЧИ И МУЖИКА С БОЛЬШИМ ХУЕМ В ПРИДАЧУ быть всегда любимой, не только второй половинкой, которую ты скоро найдешь, но и всеми, кто вокруг тебя
пусть тебя всегда окружают любящие люди, что будут дарить тебе море поддержки, счастливые минуты, часы и года, и что самое главное, свою бескорыстную любовь
но не будем тянуть кота за мудя, ты знаешь как я тебя люблю, поэтому давай уже перейдем к подаркам, а то меня хлебом не корми, только дай попиздеть о том как я всех люблю

КХМ
КХМ
КХМ
ТО ЧТО ТЫ ТАК ДОЛГО ЖДАЛА подожди еще чучуть
на счет цвета у меня было миллион идей, и поэтому я решила не выбирать, а предоставить эту возможность тебе
элементы я завтра покрашу, как проснусь а то я усталь
­­
http://uploads.ru/?g=BgbWC.png

А ТУТ ПАРДОН, НО МНЕ ОЧЕНЬ ЗАХОТЕЛОСЬ НАМУТИТЬ ШО НИТЬ ЭДАКОЕ
я пойму если ты не захочешь это носить :-)­

­­ ­­ ­­ ­­ ­­

еще раз с днем рождения тебя, малышка <3
люблюлюблюлюблю <333



Категории: Cassy
01:56:08 firе wаlk with mе
и да, это еще не все)))0) i11.beon.ru/61/67/1806761/50/128470150/9PcI2_NiCXw.jpeg
03:50:43 Jessy Gamui
хоспаде как же шикарно очень красиво**
04:42:53 tsuki no noroi
i73.beon.ru/59/57/2545759/33/128470233/large11.jpeg *адский писк который слышен до венеры и обратно* ГОСПОДИ КЭС ЗА ЧТО ТЫ ТАК Я ЖЕ ЧУТЬ ИНФАРКТ НЕ СЛОВИЛ на самом деле это очень приятно получать такое прямо с утра, я прямо проникся все твоей любовью ко мне, мне даже стало в какой-то момент...
еще...
­­
*адский писк который слышен до венеры и обратно*
ГОСПОДИ КЭС ЗА ЧТО ТЫ ТАК Я ЖЕ ЧУТЬ ИНФАРКТ НЕ СЛОВИЛ на самом деле это очень приятно получать такое прямо с утра, я прямо проникся все твоей любовью ко мне, мне даже стало в какой-то момент морально тепло (и нет это не остатки алкоголя за мое здравие)
Я ОЧЕНЬ ОЧЕНЬ ОЧЕНЬ РАД что смог грубо говоря завоевать твое сердечко как своего друга, потому что черт - дружить с такой лапушкой как ты, это одно удовольствие. Спасибо тебе за то, что ты так скрасила мой день, очень жду жду жду когда же смогу тебя обнять и затирать про то, что "нет, я злюка" <З
­­

что касается подарков...ГОСПОДИ ЧТО ЖЕ ЗА ВКУСНЯХИ А А А спасите
конечно ты говорила за то, что ты будешь делать анимацию, но я и представить себе не мог, что она НАСТОЛЬКО АХУЕННАЯ все записываю кэсси в список самый любимых видео-аватарщиков, определенно. я даже увидев одну только плавность, влюбился в наш дуэт, а тут ещё и ДИЗАЙН ВАУ НУ НИЧЕГО СЕБЕ КАКАЯ НЕОЖИДАННОСТЬ как раз то что доктор прописал, и ОН ЕЩЁ С ВОРОНОМ господи обожаю три вещи в этом мире больше всего: тебя, f4 и ВОРОНОВ. я хотел сказать, что утащил бы черно-синий, но вспомнил, что моя Сонми либо чб, либо чб с красным и чуть-чуть взгрустнулось, но ненадолго х) Отдохни и получай после сна от меня поцелуйчики, ты это заслужила за мой инфаркт!
­­
19:06:08 firе wаlk with mе
спасибо Джесси :3 авввв ты ж мое солнышко, носи на здоровье <3 ЛЮБЛЮЛЮБЛЮЮЮЮ :-*­
среда, 12 декабря 2018 г.
я бритни спирс Grеll Sutcliffe 17:06:21
эчпени дэчь :-*­
айхиоо
атимоть тамедей саило
хахахахах
гуми гуми МО гуми гуми гуми МООО


Категории: Хаштег мой ноготь армян злой такой который хлопает в ладоши как бешенный
вторник, 11 декабря 2018 г.
22795 Закатный дракон в сообществе ~ Mix 19:22:06
­­


Категории: Невероятные приключения Джоджо
19:24:12 G.E.N.J.I
=^B­
много времени прошло; I am Ryu 19:09:34

одуванчи­к


­­ Смотря "милые кости" я всегда вспоминал отрывок, где мать героини уезжает подальше чтоб справится со своими чувствами. Она выбирает тяжелую работу и полностью включается в нее. У меня появился шанс, сделать то что я хотел долгие годы. Через три месяца я уеду в другую страну. И как бы забавно не было, как и мать главной героини милых костей, меня ждет тяжелая работа, но я надеюсь что в той стране наконец-то почувствую свободу. Мне дали шанс и я постараюсь. Долгое время, мне не хотелось говорить с кем-то об этом, но недавно я признался своей подруге. И смотря в ее глаза, понял что этих месяцев что у нас осталось настолько мало, что каждый день кажется ценным. Поэтому я решил попрощаться со всеми тут, чтоб у нас осталось время, до того как я исчезну.

Подробнее…
порядок идет за тем как я вас встретил

­­


­­Вы были одними из первых моих друзей. И я не подозревал насколько долго мы были вроем. Все казалось так просто и весело. Вы предавали мне уверенности и пока я был в вашем окружении, ничего не казалось таким страшным. Помню как мы сидели во флудах, как создавали беседы, как обсуждали всякие мелочи. Вы были теми кто открылся мне и взамен я открылся вам. Мы не просто убивали время, мы были друзьями и мне казалось что с вами я впервые начал мечтать о приключениях по настоящему.

­­Прости меня Летти. Я не смог найти эпига с нами двумя и впервые сегодня понял что на беоне мы практически всегда были втроем. Но в вк, ты была первой кому я рассказала всю правду обо мне. Ты стала для меня словно старшая сестра. У нас были похожие вкусы и схожие проблемы, мы поддерживали друг друга сидя на диете. И я правда рад, что у тебя все вышло. А еще я помню какие вещи мы проворачивали с тобой вдвоем. и мне правда нравилось играть с тобой семью в ролках. Спасибо тебе за все)

­­


­­Я не помню как мы встретились, но помню момент как когда впервые полюбил тебя. Это была какая-то ролевая и боясь я пришел во флуд. А там была ты. Ты просто написала что помнишь меня. Что мы уже играли с тобой. И что ты рада меня видеть. И тогда все закрутилось на пару лет. Где Рю там и Мор? Постоянно вместе будто парочка, по сути мы часто и вели себя схоже. Ты показала мне что в темноте и солнышко сможет засиять, а еще полюбила мою эгоистичную и порой жестокую натуру. Я не понимал как, но мои мысли часто были забиты тобой. Мы общались веде, посвящали друг другу рассказы, слушали музыку до дыр и ты назвала меня Дарлинг. Тебе нравились мои идеи, а мне твои и мы старались поддержать друг друга. Мне казалось что мы стали медалью одной монеты. Ты говорила что я твоя светлая сторона, то что дарит тебе желание жить. Прости. Я и вправду стал тогда не тем кто мог быть солнышком. Как бы я ни старался, все это приводило к тому что я все больше закрывался. И в конечном итоге мои тараканы стали громче чем твои демоны. Ты никогда не была в этом виновата. Я шел к этому долгое время, не замечая как вода уже давно была выше колена. Я замалчивал все лишь бы делать вид что все хорошо и копил свои проблемы иногда срываясь. Прости что срывался на тебе, доводил тебя. прости за то что был глух к тебе. Я правда сожалею что не дал тебе нормального шанса спасти меня. Я рад что сейчас мы можем поддерживать нормальные разговоры, пусть и не так часто. Я люблю тебя Мор и всегда буду любить. Спасибо за то что присматривала за мной)

­­

­­Знаешь, когда меня спрашивают, почему я Рю, они слышать историю о тебе. Мне нравились наши с тобой компанейские отношения. а еще я искренне благодарен что ты подцепил то мимолетное имя с ролки, которое теперь для меня как второе. Ты был долгое время моим напарником по ролке и наверно правильно сказать одним из первых. В моей памяти и в сердечке есть место для тебя. И я рад видеть тебя на беоне. Почему мне кажется что я рос с тобой тут. Спасибо тебе за вечера, когда мы оба не хотели идти спать.)

­­

­­Сколько бы эпигов у меня с тобой не было, именно этот всегда будет символизировать то с чего все началось. Обычное знакомство в ролке кучу лет назад и вот мы все еще с тобой общаемся. Ты была единственной кого я просил воплотить мои тайные идеи. и я благодарен тебе, за то что ты так сильно старалась ради меня. Пожалуй я никогда не смогу отплатить тебя за всю доброту и отзывчивость, что ты давала мне. У нас даже была свадебка на бидоне. Хех, хорошие времена были. Прости что я часто вел себя дерьмово и сделал твоему сердечку больно. Время и вправду летит быстро, спасибо тебе что хранишь чувства ко мне)

­­

­­Один из самых веселых периодов моей жизни. Май литл Данке. Я буду любить вас ослики, какими вы б не стали. спасибо за то что хоть и иллюзорно, но мы создали семью. Тогда, мне и вправду очень нужно было тепло и веселье. наверно по этому я до последнего не хотел вас отпускать. Это было моим спасением, островом куда я мог сбежать после того как мой родной сгорел. Я не жалел за то что терроризировал вас и уж тем более за то что звался вашим альфой.

­­

­­Человек который все еще искренни не может принять того что я сверху. Ты был первым ослом-мудаком которого я встретил, поэтому и отдуваться тебе придется первым. Вот тут я точно помню нашу первую встречу. Я пришел просится в Отаку и ты радушно меня принял. Тогда-то я и втрескался будто маленькая девица. Но в общем у нас были свои горки в отношениях. Зато мы хорошо спелись. Конечно упустим ту деталь что возможно это из-за того что ты любишь по младше, а я по старше. В общем мы спелись и я стал твоей Мегерой, которую друзья зовут Рю. Мы нормально сошлись как два фотошопера. Да и мне кажется что практически все твои бывшие терпеть меня не могут. Сорянчик. Я как его бывшая жена имею право доставать его нынешних. Может теперь мы можем называться друзьями, как думаешь? Ну и чтоб все уже нормально знали, я чертовски сох по этому человеку. Можно сказать был без ума, но старался показать это пинками и фырканьем в его сторону. Наверно ты первый с кем я так быстро снял свою улыбчивую маску и стал откровенно шипеть по змеиному. Только вот вместо отвращение, это кажется скрепило нашу дружбу. Открытость и все такое? Спасибо что стал моим казахом)

­­

­­Знаешь бро, если б мы были в сказке, то ты мог бы списать мое волшебное спасение на поцелуй принца. Только вот ты сделал куда большую работу чем эти поцелуйчики. Я все еще не понял как именно, ты меня спас. Ты будто собрал все что разбилось внутри меня и своей заботой, за долгое время залечил мои раны. Я уже много раз писал и еще раз напишу, без Ди, меня б не было. Ты нашел меняв тот период жизни, когда я больше всего на свете нуждался в помощи. Ты ее дал и за это я буду тебе благодарен все время. Ты стал моей опорой, слушателем и спасением. Дал опутать тебя, позволил быть 24\7 и убаюкивал сказками на ночь. Благодаря тебя я не сдался, стал более уверенным и смог не так сильно боятся людей. Да даже стал более открытым и конечно же из-за тебя я стал для некоторых людей солнышком. И мне кажется что в комплекте с Рю должен идти Ди. Я рад что сейчас твоя жизнь больше направлена на реальный мир и я горжусь тобой. Ты безусловно сильная девочка и я хочу чтоб у тебя было все хорошо. А еще я напомню тебе, что первый раз когда увидел тебя, то боялся ибо в моих глазах ты будешь самым любимым мастером фотошопа. Чмоки)

­­

­­Ты единственный кто взял с меня слово не врать. И я правда очень старался. Как бы тяжело мне не было открываться, я никогда не врал. Даже если машинально писал что все хорошо, всегда потом раскаиваясь писал тебе правду. Наверно это были самые честные и спокойные мои отношения за все время. Ты был согласен слушать меня, а я тебя. Я рад что ты не забываешь меня и иногда пишешь в вк, это правда согревает мое сердечко. Спасибо что дал мне быть честным)

­­

­­Хоть мы уже и не говорим как раньше, но я люблю вас. Ваша крутизна всегда зашкаливала ребята и иногда я думал, что делаю без костюма среди вас. а еще я рад что побывал с вами в одном соо.

­­

­